23

● ● ●

Загляни в себя — узнаешь кто ты.
Только не умри от удивленья.
Человек придумал самолёты
Веришь ли? — от гордости и лени.
И настолько вжился в эту шалость —
Голову свернёт, сломает ногу.
А нужна ему такая малость —
Просто быть немного ближе к Богу.
Ну и расскажи теперь мне — где ты?
Крестик на мерцающем экране.
Человек придумает ракеты,
Бомбы и другой ненужной дряни.
Загрузи в планшете анекдоты.
Люди в большинстве своём ведомы.
Ну и расскажи теперь мне — кто ты.
И зачем ты не остался дома.

2014.
23

● ● ●

Жизнь перешла из mono в stereo, —
прислушался и перестал спешить.
Год был богатым на потери,
но даже с ними оказалось можно жить.
Я был терпим к меня оклеветавшим,
доверчив был с лукавившими мне,
но, несмотря на это,
postproduction духовной жизни
утопил в вине.
Я находил все новые оттенки
эмоций, чувств. Так и не сбросил вес.
Мне стали меньше нравиться шатенки,
я даже начал обходится без
них. Но если бы сейчас мне предложили
всё поменять, переписать, стереть...
Я б отказался.
Каждым сухожильем и каждым нервом
я тебя приемлю,
жестокий год, мне показавший смерть...
И даровавший под ногами землю.
23

● ● ●

Слова закончились — остались звуки,
и те не отражают суть.
Дрожат бессмысленные руки
и телу не дают уснуть.
Грудная клетка, словно ветка
прогнётся, треснет... Не глупи:
всё правильно, — ты слишком редко
любил и слишком часто пил.
Ты слишком долго любовался собой,
а в сущности — ничем,
и с тем ничем теперь остался
наедине — разбит и нем.
Ты — тлен — тебя не станет скоро.
Но время есть — его глотай.
Вдыхай людей, машины, город...
А воздух кончится — взлетай.
Взлетай над домом, над страною,
над той, что помнит, но не ждёт,
над памятью своей, виною...
Да будет светел твой полёт.
23

● ● ●

Вот уже четверть века я живу здесь, как будто в гостях...
Меня кто-то сюда пригласил, да вот кто — помню смутно…
Иногда я почти вспоминаю, и дрожью в костях
отзывается имя его и светлеет как будто.

Меня кто-то сюда пригласил, усадил за столом,
на котором на выбор лежали любые пороки.
Я до одури ел, я до одури пил, а потом…
А потом я не помню... смешались все даты и сроки.

Ну а пир продолжался! Жестокий бессмысленный пир
на котором звучали похабные крики и тосты...
Я стоял в стороне, а густой человеческий жир
тёк рекой от хмельного стола до немого погоста.

Мне хотелось орать! Мне хотелось лупить по столу,
проклиная того, кто создал меня так неумело.

А потом я упал..

И увидел, как стол превратился в золу...
... и в лозу превратилось, меня отхаркнувшее тело.
23

● ● ●

Жить стало скучно, жить стало пресно,
залпом глотаю веселия яд.
Ангел небесный, ангел небесный,
ангел, зачем так печален твой взгляд?

Жить в тёплом доме не интересно –
хочется снега, метели, зимы!
Ангел небесный, ангел небесный,
ангел, зачем твои губы немы?

К новой невесте с новою песней -
мы теперь слишком умны для мечты…
Ангел небесный, ангел небесный,
ангел, чему улыбаешься ты?
23

● ● ●

Баю, баюшки, баю...
Слышишь, ангелы поют?
Не для всех ворота рая, -
Не ложись, мой мальчик, с краю.
Слушай матушку свою.
А очнешься на краю,
Сам узнаешь, что у тела
И у страха есть предел...
Промелькнет перед тобою
Маминой ночнушки край,
С окаёмкой голубою, -
Спи, мой милый, засыпай.
23

● ● ●

Всё случится мгновенно, -
ты глазом моргнуть не успеешь.
Твои хрупкие вены
станут в поле высокой травой.
Я люблю тебя.
Только об этом не стоит наверное.
Я люблю облака,
что плывут над моей головой!
Так честнее и проще -
ведь их не обнимешь руками.
Им плевать на слова.
Не подкупишь их и не предашь.
Я смотрю им во след.
Мне прощаться легко с облаками,
ведь на них так легко не взойти,
как к тебе на этаж.